О нас Документы Новости Реклама
Телевидение
Программа телепередач Войти
Программа телепередач
отсутствует
16+
Прямой эфир
Спорт

Елена Вяльбе о самых перспективных именах сезона и о будущем российских лыжников

19.11.2023 г. 14:00
0
Источник изображения: Минспорт Хакасии


При публикации или цитировании фрагментов интервью ссылка на телеканал РТС обязательна.


В Вершине Теи в ноябре собрались сотни лучших лыжников страны. Здесь традиционно проходят всероссийские соревнования Кубок Хакасии и этап Кубка России, открывающий российский лыжный сезон. В преддверии больших стартов президент Федерации лыжных гонок России, трехкратная олимпийская чемпионка Елена Вяльбе нашла в своем графике время, чтобы пообщаться с РТС.

- Какое место занимает Хакасия на спортивной карте российских лыжных гонок? Чем она известна лыжникам и болельщикам?

- Ну, вообще в этом году 50 лет как первый раз сюда ступила нога лыжника. И, начиная с этого дня, с этого года, на самом деле ежегодно сюда собираются. Вы сказали сотни, а на самом деле тысячи лыжников. И сейчас здесь более тысячи спортсменов. И мы традиционно я не знаю даже, сколько лет проводим здесь первые старты. Говорят, что на следующий год будем отмечать 25 лет. Кубок Хакасии, первый этап Кубка России, мы проводим здесь чуть меньше, но, тем не менее, я могу сказать, что, мне кажется, у всех лыжников начало сезона именно соревновательного сезона, потому что на вкладывания люди стараются немножко рассосаться по всей стране, чтобы не кататься на одном месте. Хотя сюда тоже, как я уже сказала, всегда традиционно на вкладывание тоже приезжают тысячи спортсменов.

Какое место? Не знаю. Но одно из первых, наверное. Потому что, мы такие, если мы что-то, как говорится, осваиваем, вот что то нашли, мы всегда туда ездим, мы традиционно проводим какие то соревнования, и у нас любого тренера сейчас спроси, все скажут, - да, Тёя, конечно, это уже намоленное место.

И часто раньше здесь, в советское время, когда не было еще так много возможностей, как сейчас, мне кажется, тут не тысячи, тут вообще сотни тысяч людей собирались. Я тут первый раз была в 14 лет.

- А вы помните свои первые тренировки в России? И вот лично для вас это место что значит?

- Я помню, да. Это были другие трассы. Мы ходили наверх. Особенно я помню очень хорошо, как мы ходили к камню. Сейчас это называется дорога к Богу. С одной стороны, очень сложные трассы, так как здесь все-таки есть высота. Но с другой стороны, такая мягкая высота 900 метров. 1100 - самая максимальная. Это говорит о том, что, в принципе перебрать спортсмена очень сложно.

Но, так как я тогда еще была по-большому счету ребенком , мне все было интересно. Новое место, потом выяснилось, что здесь всегда тренируется сборная. В сезон 85-86 я была здесь уже первый раз с юниорской сборной Советского Союза.

- Среднегорье, ранний снег. Какие еще плюсы для лыжников тут есть?

- На самом деле все близко. Не надо ехать никуда на автобусе. Потому что у нас зачастую так бывает, что мы живем где-то и надо транспорт для того, чтобы добраться до трассы. Здесь все в шаговой доступности. Сейчас для нас здесь одна проблема. Негде жить лужникам. У нас все квартиры, все коттеджи (заняты). Ну, с одной стороны, хорошо местным жителям, потому что они все-таки имеют возможность немножко заработать, и мы их прекрасно понимаем. Люди, мы знаем, аккумулируются в одной квартире по нескольку семей для того, чтобы сдать для спортсменов. Но сейчас всё остальное, вся инфраструктура, кроме хорошего тренажерного зала и мест проживания, у нас здесь всё. Нам больше уже ничего не надо.

Ну и с другой стороны, тоже нет такой как бы доступности для людей, которые могли бы там часто приходить и так далее. Потому что мы все-таки всегда опасаемся, что когда большое скопление людей, начинаются болезни, особенно в осенний период и такая цепная реакция, если один заболел, то мы переживаем, что потом вся команда поляжет.

- Полвека национальная сборная ездит сюда на первый снег. Почти четверть века Кубок Хакасии проводится. Наверное, это в какой-то степени знак качества. А именно для проведения соревнований федерального всероссийского уровня, какие здесь условия? Вот к вопросу об уровне организации. Меняется ли и из года в год?

- Сейчас уже все отлажено. Конечно, какие-то проблемы там периодически существуют. Это нормальное явление. Буквально месяц назад переживали, что человек, который готовит нам трассу, уволился, Ну, слава богу, все встало на места. Техника здесь есть. Если нет снега, то здесь есть пушки, которые могли бы стрелять. Опять же говорю, - нам повезло, мы пользуемся настоящим нормальным снегом. Ну, в целом то, что касается таких организационных моментов, здесь уже все, лыжня проторена, и мы все идем по этой лыжне.

- В прошлом году на соревнованиях было морозно. Сейчас снега достаточно, но, можно сказать, оттепель, даже плюс. Как это сказывается на тренировках, ну и, собственно, на самих стартах.

- Нет, если не будет дождя, то в целом, может быть, даже это и лучше. Потому что, когда очень холодно, мы опять же переживаем, мы переносим старты и иногда и отменяются. Кстати, в прошлом сезоне у нас не отменился ни один старт из-за погодных условий. Сейчас есть опасения, не везде есть снег, где у нас дальше должны пройти старты. Но снега почти достаточно, даже несмотря на то, что дождь его съедает. Потому что с самых первых дней, как только снег начал ложиться, здесь катались сначала снегоходы, потом тяжелые машины. Подушка есть, весь снег никак не съест этот дождь. Ну, опять же, повторю, если что, ночью достаточно минус пяти, чтобы тут же достать пушку и сделать искусственный снег.

- А вот для самих спортсменов есть какие-то неудобства? Или это может быть сервисменам только неудобства доставляет?

-Теплая погода обычно это только для сервисменов, потому что нужно постараться найти правильную смазку. Для классики это возможные проблемы, но все в равных условиях. И поэтому у всех есть возможность и сервисёрам себя проявить, и спортсменам, как-то где-то приспособиться, потому что это немножко меняется техника и так далее. В целом, я считаю, что в течение сезона должны быть всякие погоды для того, чтобы и сервисеры были всегда. Да и они тоже учатся каждый раз. Потому что, может быть, там, где-то вы соревновались, и тоже было плюс три. А потом приехали в другое место, структура снега везде другая. И та же самая смазка, может, уже не совсем не помочь, как говорится, для хорошей подготовки лыж, что была в предыдущем каком-то месте.

То, что касается погодных условий, когда спортсмены выходят на старт, как я говорю, всегда сервису: ошибку спортсмена может исправить тренер, ошибку тренера может исправить спортсмен, а ошибку сервисера уже никто не может исправить. Для них они как боги. То есть спортсмен на своего сервисера смотрит в самый последний момент, когда ему отдают лыжи. Он через две-три минуты выходит на старт. И уже на самом деле всё.

- А сколько спортсменов на одного сервисера приходится вот в сборной?

- Ну, у нас всего 14 сервисеров, и они работают со всей командой, с молодежной и со взрослой. Ну, сейчас, наверное, у нас в целом приблизительно два спортсмена на одного сервисера. Где-то чуть-чуть больше, но лидеров вообще один человек занимается его лыжами. И зачастую сервисер знает лучше спортсмена, чем сам спортсмен, потому что они много откатывают всех лыж. Спортсмены в основном тренируются на одной паре, а эти все время катают, катают, смотрят. Ипотом предлагают уже лучшие то, что они откатали. На самом деле это такой специалист, очень узкий профиль специалиста. И найти хороших специалистов тоже очень сложно. Их нигде не обучают.

- Кубок Хакасии Первый этап Кубка России это самое начало сезона. Какие особенности этого сезона? Какой настрой у спортсменов? Какие задачи перед ними стоят?

- Задачи каждый спортсмен, конечно, ставит сам себе вместе со своим тренером. У нас в этом году два главных старта. Ну, один всегда, к чему спортсмен наиболее должен готовиться, это спартакиады сильнейших и чемпионат страны. Но Кубок страны это как раньше у нас был Кубок мира, сейчас это Кубок страны. И мы знаем, что каждый спортсмен тоже готовится к этому. Все хотят выиграть тотальный кубок. Это понятно тоже. Это не только материальная сторона, где ты можешь поправить свое материальное положение, но это все-таки статус. И, если ты даже в тройке, как говорится, в тотале, то значит, ты был на правильном пути, и все с тренером у вас получилось.

Наверное, у каждого спортсмена все-таки есть свои задачи. Кому-то нужно выиграть, кому то нужно попасть в шестерку, кому-то, может быть, попасть в десятку в России, потому что у нас и у мужчин, и у женщин достаточно серьезная конкуренция. И так просто здесь с кондачка никто нигде не выиграет.

- К слову, про конкуренцию вы бы могли назвать самые перспективные имена, Но помимо очевидных каких-то и самый многообещающий старт сезона для болельщиков. На что стоит обратить стопроцентное внимание.

Ну, в связи с тем, что я уже сказала, что у нас спартакиада в этом году, я думаю, там будет реально битва. Потому что и регионы к этому очень серьезно готовятся. На каждом этапе у нас будет 100% интересное состязание, потому что все сильнейшие у нас буквально. Ну, вот Устюгов будет достаточно точечно выступать, и он в прошлом году это делал, хотя он провел очень много стартов.

И как вы говорите, кого бы конкретно можно было бы отметить, пока не было ни одного старта, они сейчас все равны. Знаете, у нас всегда так тренеры тоже летом-осенью рассказывают. Этот тренировался, тот все хорошо делал, эта так хороша была. Первый старт приходит, раз что-то не получается, потому что одно дело тренироваться, а другое дело все таки уже соревнования.

Поэтому, конечно, хочется, чтобы наша молодежь, которая уже в прошлом году периодически кусала серьезных, маститых спортсменов, чтобы они, остались или на этом же уровне, или все-таки еще лучше, чаще составляли конкуренцию. Но вообще в целом фамилий много. Давайте хотя бы Кубок Хакасии посмотрим. Потом уже можно будет понимать. И опять же это самый первый старт.

У нас есть спортсмены. Это традиционно не только в нашей стране, вообще везде в мире люди, которые очень хорошо бегают в начале сезона, а потом, к сожалению, их уже не хватает. Или есть те, которые могут на самом деле, вот очень правильно все с тренером разложить, они и в ноябре хорошо бегут, и на главном старте хорошо бегут, и весну хорошо бегут, потому что у нас сезон все-таки заканчивается в апреле.

И практически каждые выходные у нас есть соревнования. Представьте, какая нагрузка спортсменам просто некогда даже потренироваться, потому что, казалось бы, какие они тренированные, не были буквально две три недели ездишь по соревнованиям, ты становишься опять пустой, тебе нужно работать, работать, работать. Поэтому да, у нас и календарь, мы с тренерами тоже смотрели, чтобы была возможность хотя бы перед спартакиадой потренироваться, перед чемпионатом страны, хотя бы 10 дней. Тем более, что мы сейчас очень мало бываем в горах.

- Мы с Александром Александровичем Большуновым пообщались. Я тоже у него спросила, говорю вот начало прошлого сезона, там и палки летали, и Савелий Коростылев … Он мне тоже сказал, - это все, конечно, хорошо, пусть растет конкуренция. Но посмотрим, когда юниоры будут показывать в течение всего сезона результат, а не точечно.

Абсолютно с Сашей согласна. Но единственное, хочется отметить, что все-таки я за то, чтобы спортсмены, ну, так скажем, правильно подводились к своему главному старту. Мы все и всегда готовимся к Олимпийским играм. И поэтому, конечно, хочется, чтобы спортсмены в течение всего сезона стабильно выступали. Савельев, кстати, выступает стабильно, один из немногих молодых спортсменов, кто выступает стабильно. Может быть, он не всегда в шестерке, но из десятки его уже сложно выбить. И он достаточно универсальный. Он бегает и спринт отлично, и дистанции. То есть, мы видим в нем серьезную конкуренцию и очень такого многопрофильного спортсмена.

- В женском составе есть такое имя?

У нас девчонки молодые, Пантрина, я считаю, одна из, наверное, таких лидеров будет. Я очень надеюсь, что в этом сезоне получше будет. И у Дарьи Непряевой. Девочки тоже есть это. Прямо бальзам на душу для каждого, наверное, тренера, когда реально есть и мужчины, и женщины.

Потому что обычно так практически во всех странах всегда было: хорошо выступают женщины - не очень хорошо выступают мужчины, отличные мужчины - не очень хорошо выступают женщины. Редкий случай, когда есть и мужчины, и женщины. У нас сейчас девчонки маленькие, очень даже есть хорошие. Поэтому наше дело главное - их сохранить, отточить, потому что к нам они попадают еще все равно сыренькие.

- Вы уже затронули тему Олимпиады, и, конечно, не можем не спросить все-таки отношение к России, на международной спортивной арене?

Ну, я думаю, что это уже миллион раз всем сказано. Если говорить о маленьких мелких функционерах или, если говорить конкретно там о тренерах других команд и о спортсменах, безусловно, кому-то вообще все равно, есть мы - нет нас. Нас кто-то понимает, что спорт просто в целом теряет, когда нет лидеров. Мы являемся таковыми. Если говорить о больших функционерах. Но у них тоже есть дедушка Сэм, который сказал - у нас политика такая, ничего против никто сказать не может. Поэтому убытки у вас там или еще что то, это никого не волнует.

Но я много раз говорила, - это очень горько, но это не горе. Поэтому нам нужно, вот у нас есть свои сейчас задачи, есть свои цели, мы должны их реализовывать, Мы должны тренироваться, несмотря ни на что. Бог не дает человеку больше, чем он сможет вынести. Значит, он решил, что нас нужно сейчас так проверить, а мы должны быть сильными и стараться.

Мы все равно готовимся к Олимпийским играм. То есть, я никогда не скажу спортсменам, - нет, ребята, все мы точно знаем, мы никуда не поедем. Мы точно узнаем за 10 дней до открытия Олимпийских игр, когда всех пускают на Олимпийские игры.

- А вы как считаете, все-таки какие шансы, и какой статус спортсменов устроят федерации лыжных гонок России?

- Нет, ну без флага и без гимна мы однозначно не поедем. А то, что касается, - ожидаем, не ожидаем, что думаем, что не думаем. Вот у меня кофе, там немножко гущи. Я не умею на ней гадать. Будет время, будем понимать так это или нет. Если нет, значит, будем выступать на Играх дружбы. И я надеюсь, что к тому времени это уже будет статус соревнований для нас, для спортсменов, для людей, которые там выиграют, он будет на уровне практически Олимпийских игр.

- То есть, уже альтернатива, можно сказать?

- Я не хочу думать о том, что это альтернатива, что мы делаем для международного олимпийского комитета альтернативу. Нет, мы не делаем. Мы делаем так, чтобы наши спортсмены не чувствовали себя ущемленными, потому что сейчас это же даже не наказание спортсменов, это наказание нашего президента страны. Все прекрасно знают, весь мир знает, как он относится к спорту. И еще больше где-то надавить, вроде как на больное. Мы должны это все выдержать. Мы должны для своих спортсменов все сделать. То есть, в советское время на чемпионате страны можно было выполнить мастера спорта международного класса. Сейчас такого невозможно. Значит, мы должны это сделать, чтобы это было так. Давайте сделаем так, чтобы на Играх дружбы он тоже стал заслуженным мастером спорта.

Футболистам за восьмое место на чемпионате мира присвоили заслуженного мастера спорта. Почему это не сделать сейчас для спортсменов, которые реально пашут с утра до ночи. И, придя на финиш большого старта, он не может получить какое-то звание. Я уже не говорю о том, что и материальные должны быть уже совсем другие цифры. Да, олимпийскую медаль никогда и ничто не заменит, пока не поменяется название у этих игр самых, что ни на есть Всемирных спортивных игр. Если такое когда-то случится, тогда это будет уже другое. Но сейчас, мне кажется, мы сами должны сделать так, чтобы спортсмены понимали и чувствовали, что да, несмотря на то, что мы не на международной арене, мы все-таки имеем этот статус, мы становимся такими же крутыми.

Потому что, все потом проходит, а удостоверение мастера спорта международного класса, оно остается. Это гордость, это для тренера и для спортсмена навсегда. Но я уж не говорю о заслуженном мастере спорта.

- А может ли быть в сборной России по лыжным гонкам, такая ситуация, что один из лидеров сказал - я хочу выступать под нейтральным статусом. Какие вы слова найдете? Как вы к этому отнесетесь? Возможно такое?

- Во-первых, я, конечно, очень надеюсь, что у нас таких не будет. Это для меня будет просто, мне кажется, удар ниже пояса и в спину, и везде… Потому что я почему-то уверена, что лыжники они патриоты своей страны, потому что это все-таки сейчас несравнимо с тем, что было шесть лет назад, когда мы в Корею ехали, это, безусловно, несравнимо с Китаем, где мы все-таки имели там хотя бы музыку Чайковского и флаг Олимпийского комитета России.

Это абсолютно другое. Это совсем другие вещи. Хотя сейчас уже легко рассуждать, когда прошло время, когда уже что-то осознаешь. Мне кажется, если бы наша страна уже начиная с 16-го года, когда нас первый раз без флага, без гимна отправили на Олимпийские игры, если бы мы тогда уже встали в позу и сказали нет, может быть, и сейчас была бы другая ситуация, потому что это все-таки, знаете, люди всегда смотрят. Если они на это согласились прекрасно, можно дальше, дальше и дальше, и дальше. А вообще все-таки все эти санкции, мне кажется, вообще любые санкции не касаемо спорта, они только нас делают крепче. Это реально так. И мне кажется, мы становимся более сплоченными. Поэтому в ответ на ваш вопрос - я, конечно, очень надеюсь, что этого не случится, но какие-то слова я находила, когда мы в 18-ом году первый раз поехали без флага и без гимна. У меня были ребята, которые отобрались на Олимпийские игры и тогда говорили - Елена Валерьевна, запретите нам ехать, а я не могу.

- Но все-таки век спортсмена короткий. Наверное, это самый такой большой аргумент в этом деле.

Я бы сейчас не стала эти слова вообще произносить, потому что ребята, которые находятся на СВО, у них, может быть, ещё короче, просто не какой то век рабочий, а именно жизненный. Поэтому сейчас это как аргумент я не хочу слышать. И я очень хочу верить, что реально у нас спортсмены понимают всю эту ситуацию и просто должны выйти с честью и достоинством из всего этого, чтобы потом было не стыдно жить в этой стране и смотреть людям в глаза.

- Это точно. Немного сменим тему. Вы уроженка Магадана, и когда вышел биографический фильм Белый снег, его много обсуждали ваши. Ваше мнение, насколько он получился удачным, точным и правдоподобным?

Мое глубокое убеждение, что фильм получился на все 100%. То, что мы хотели сделать. Не считая техники лыжного хода актрис. Ну, это такие тонкости, которые все-таки знают не такое количество людей. Это реально биографический фильм художественный, где есть какие- то моменты, которые придумал для украшения фильма режиссер. Это единственное, так скажем, полет на вертолете. Все остальное было в моей жизни. Да, может быть, это преподносилось как-то немножко по-другому. Где-то время года немножко искажено, но это такие мелочи, на которые внимания обращать точно не надо. Я считаю, что фильм удался, и он такой будет. Я уверена, он будет, знаете, как «Бриллиантовая рука», которую смотрят каждый год. Потому что, я знаю сейчас очень многих людей, которые меня лично не знали, кто-то кому то сказал, что посмотрел третий раз, понял, что я там этого еще не видел, того не видел. Я вот недавно смотрела, я уж не могу сказать, сколько. Я больше 30 раз посмотрела, и опять я увидела что-то новое.

Я очень хочу, чтобы этот фильм все-таки видели дети, потому что здесь есть такая параллель. Обычный ребенок из абсолютно обычной семьи, мы были абсолютно бедные. Я еще и болезненным ребенком была в детстве, у меня все время болело горло, у меня все время были проблемы с носом, эти уши. Все куда-то делось. Лыжные гонки меня, как говорится, спасли, и я выздоровела от всех этих болезней.

И тут показано, что самый простой человек может стать чемпионом, и для этого только нужно желание, трудолюбие и свой характер приложить в нужное русло. Мне кажется, любого сейчас спортсмена даже в нашей команде возьмите, там Наталью Непряеву - обычная семья, да? Там родители занимались лыжными гонками. Но она же не прямо вот с детства пришла и побежала. Большунов, которому дается все, все думают, Саша – это глыба. На самом деле, Саша через такой труд проходит, что ему Боженька должен еще больше и больше давать возможности. Потому что человеческий организм не безграничен. А у него желание и стремление тренироваться и выступать огромное. И, конечно, иногда дает сбой, как говорится, организм именно вот физически не может выдержать всего этого.

Я бы не стала какие-то оценки ему давать. Я на 100% удовлетворена этим продуктом. И рада, что согласилась. Я понимаю, что есть разные мнения. Возможно, есть спортсменки, которые были в то время со мной в команде. Кому-то он, может, не нравится, но меня это не волнует, потому что здесь вообще не про команду, в принципе, не про спорт. Это фильм про судьбу отдельно взятого человека.

- Фильм фильмом, в реальной жизни родные мама как относились к вашему увлечению лыжами? И что на протяжении всей карьеры стало для вас самым большим препятствием?

- Мне кажется, в фильме как раз видно, что у меня мама не была, так скажем, в восторге от моего увлечения. Я когда была маленькая, у меня подружка занималась в музыкальной школе, и она ходила на пианино. И я маму сначала упрашивала, говорил - Мама, купи мне пианино, и я буду самой великой пианисткой в мире. Но мама сказала, что у меня нет слуха, поэтому я могу отдыхать. А потом, когда я стала ходить в лыжную секцию, и в какой-то момент тренер сказал, что мне нужно купить лыжи, которые тогда стоили 500 рублей. Она сказала: - Передай своему тренеру, что я по ночам не работаю. Я так маме говорю: - Мам, у тебя свет, что ли на складе отключили? Ну, я не очень понимала, что это была шутка такая, скажем, для взрослых. Когда я выполнила норматив мастера спорта в 14 лет, конечно, мама уже поняла, что меня вряд ли куда-то в другую стезю можно переключить. Но мамин характер не позволил ей вообще даже виду подать, что она все равно рада, счастлива, что я все-таки нашла свое призвание. Конечно, она радовалась за меня, но она мне лично никогда не показывала этого, как она счастлива, что я стала чемпионкой мира или олимпийской чемпионкой.

К сожалению, моя мама очень рано ушла из жизни. Вот уже 10 лет как ее нет, но она меня всю жизнь каким-то образом бодрила, потому что у нас у нее очень сильный характер, и у меня характер тоже не подарок. И, конечно, она меня подавляла. Для меня это было еще большей такой целью все равно ей доказать. У меня все время было самое главное доказать моей маме. Себе, конечно, потому что я тоже, когда ставила цели, если это не получалось, я, безусловно, как все нормальные люди, очень сильно расстраивалась, Но я никогда не опускала руки, я всегда все равно еще дальше шла и шла, и пыталась доказать, конечно, в первую очередь себе доказываешь.

- Еще один вопрос про семью. Семейные ценности. Вчера у вашего сына был день рождения. Вы здесь в Тёе? Как часто приходится выбирать между лыжной семьей и вашей личной семьей? И как вообще правильно расставить эти приоритеты?

- У меня спрашивают про работу. Когда вы собираетесь уходить? Я все время говорю о том, что кайфую от своей работы. Я очень люблю то, чем я занимаюсь. Я очень люблю спортсменов, тренеров. У нас нет простых людей в команде. У нас каждый со своим характером, но я их реально люблю, несмотря на то, что я могу и ругаться. Но, как в каждой семье, мать или отец, они, безусловно, иногда и наказывают своих детей. И это правильно, потому что мы желаем добра, и я не могу так сказать, что я могу разделить что-то. Мне кажется, для меня это все одно единое - и моя семья, и семья, которая у меня вся эта команда.

Когда я была последний раз у Франца на дне рождения, я не могу вспомнить, потому что так неудачно родился в самом начале сезона (смеется). Но точно я была с ним 17 ноября 87-го года в день его рождения. Когда он был маленький, периодически он ездил на какие-то сборы. Там со мной были эти праздники. Но тренеры не дадут соврать. Я всегда этот праздник отмечаю вместе с ними. Но в целом мои дети, конечно, не часто меня видят на свои дни рождения.

- Я думаю, они с пониманием относятся и с большой любовью.

- Я на это очень надеюсь. Потому что, когда я бегала на лыжах, я очень переживала - ну, как так? Ты мать, тебя все время нет. Как там ребенок. И те же дни рождения. И я все время надеялась на то, что Франц вырастет, поймет, что я все-таки не где-то в сторонке за углом наблюдала за ним. Я занималась, это моя работа, и я сейчас ни разу никакого укора с его стороны в свой адрес не слышала. Взрослый человек 36 лет. И понятно, что как бы он уже понимает все это. В период, когда у меня средняя дочь была маленькая, я работала со спортивным уклоном. Но я работала в правительстве Московской области, и я тоже очень часто куда-то ездила. И с утра они еще спали, я уже уехала, приезжаю с работы, они уже спят, меня тоже никто особо не видел. И очень рано я вышла на работу после родов. Но мне тоже Полина, которой 21 год, никогда не сказала, - мам, ты что я тебя вообще не видела. Мне кажется, даже они иногда ждут, когда я уже куда-нибудь уеду, потому что все-таки все немножко расслабляются, когда мамы нет. С Варварой, с младшей, мы все дни рождения стараемся отмечать, может быть, не прямо 20 января, но отмечаем в какой-то выходной, конечно, мы собираемся.

Но я могу сказать, у Вари папа работает в Новокузнецке, и тоже не каждые выходные приезжает, просто так и не налетаешься. Плюс есть родители, которых тоже надо навестить. А кроме как в выходные, это не сделать. Поэтому в целом, я думаю, что они должны это понимать.

- Елена Валерия, в завершение нашего интервью, хотелось бы у вас, как у опытной спортсменки опытного функционера, совет юным спортсменам, которые растут и тренируются прямо сейчас. Есть ли у них перспектива большого карьерного роста, и почему им стоит трудиться и прикладывать усилия прямо сегодня?

- Чем бы люди не занимались, не обязательно, чтобы дети ходили в спортивные секции, пускай это будет музыка, пускай это будет искусство, все, что угодно. На самом деле каждый человек должен ставить, и это делать это надо сразу, цели. Будучи еще ребенком. Если есть цель, то у тебя есть силы для того, чтобы идти к этой цели. Вот мое глубокое убеждение, что если у тебя даже сегодня что-то не получилось, главное не опустить руки. А что такое не опустить руки? Любой педагог, тренер, должен найти такие правильные слова для ребенка, которые бы позволили ему, несмотря на первые какие- то неудачи, все равно найти в себе силы завтра выйти вновь на тренировку или прийти вновь на какое то мероприятие для того, чтобы исправить ошибки, которые это сделал вместе с тренером или вместе с педагогом. И идти к этой цели.

Мне в этом плане очень сильно повезло с тренером. Я в детстве показывала очень плохие результаты. И мне вообще было странно, чего я вообще там. Я нормально тренировалась, я с желанием тренировалась. Возможно, в детстве где-то даже и излишества были, потому что я перед школой всегда ходила на зарядку, если была возможность прогулять школу и пойти на тренировку, я это делала с удовольствием. Я это не рекламирую, не говорю, что это обязательно нужно делать, но в любом случае, если ты занимаешься спортом, если ты имеешь цель стать великим спортсменом, то, конечно, школа будет от этого страдать, потому что, ты все время на сборах, ты все время, где-то на соревнованиях и так далее.

А так, знаете, мой лозунг знают все, и в Хакасии тоже все. В пятом классе, я не знаю, почему у Сталины Георгиевны на стене висело: «Не ищи виноватых, если вдруг не везет. Будь построже к себе, и удача придет». То есть, учитель немецкого языка, она же у нас была еще и завучем. Я у нее это прочитала, и у меня каждый год в спортивном дневнике это было написано. И каждый раз я говорю, не нужно опускать руки, нужно искать силы, даже если ты упала, вставать и идти дальше.


При публикации или цитировании фрагментов интервью ссылка на телеканал РТС обязательна.



Заметили опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
0 комментариев
806
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий