17.77°, ясно, влажность 77%, давление 750 мм/р.с.

"Пришлый человек, пытается казаться своим": Евгений Мамаев - о депутате Госдумы Сергее Соколе

11 января 10:33

Что успел сделать для Хакасии новоиспеченный депутат Госдумы Сергей Сокол за три с лишним месяца после выборов? Таким вопросм задался заместитель председателя Госкомитета цифрового развития и связи РХ Евгений Мамаев, экс-депутат Абаканского горсовета - человек, хорошо известный в политических кругах республики. Свои размышления Евгений Мамаев изложил в статье "100 ДНЕЙ СОКОЛА", которую опубликовал в соцсетях.

"На праздниках выдалось немного свободного времени, так что по случаю посмотрел запись предновогоднего эфира передачи Алексея Кириченко с Сергеем Соколом, депутатом Госдумы. Интервью вышло аккурат к 100-му дню после выборов. В эту дату традиционно подводят первые итоги работы. Так что посмотрим на эти два события в комплексе.

В первую очередь нужно освежить в памяти, кто же такой Сергей Сокол. По образованию дипломат, работал в Норильскгазпроме, затем заместителем губернатора Красноярского края (2004-2007г). В 2008, 2009 годах – руководил Иркутской областью, сначала в качестве первого заместителя, а затем и.о. губернатора региона. С 2010 года – советник генерального директора ГК «Ростехнологии». Затем генеральный директор, председатель совета директоров ОАО «Химкомпозит», Председатель Совета директоров АО «ОПК „ОБОРОНПРОМ“.

19 сентября 2018 года был избран председателем Заксобрания Иркутской области, которое покинул в марте 2020 года, получив мандат депутата Государственной Думы по территориальной группе, в которую входит и Хакасия. Весьма солидный список мест работы, высокие должности во власти в Красноярском крае и Иркутской области. С таких должностей редко уходят по собственному желанию. Но информации о причинах ухода Сокола нет. Возможно, что человек перерос эти должности и захотел двигаться дальше. Например, в Хакасию. Смущает, что попытки найти информацию о том, что же конкретно сделал Сергей Сокол созидательного на указанных должностях, успехом не увенчались.

В самом начале интервью речь заходит об исполнении конкретных предвыборных обещаний, данных людям. И уже тут нас ждет крутой поворот – оказывается, глобально обещание было одно: «продвигать интересы республики на федеральном уровне». Такой вот изящный ход по уходу от отчета об исполнении конкретных обещаний. Справедливости ради нужно получить ответ на вопрос – а были ли конкретные обещания что-то сделать?

По итогам избирательной кампании сложилось впечатление, что особо-то обещаний и не давалось – на выслушанные рассказы о проблемах в основном говорилось, что проблему можно решить, возможности для этого есть. Апеллировалось к нацпроектам – что нужно просто прийти за выделяемыми на них деньгами, заявлялось о наличии связей. С некоторым удивлением в СМИ нам же рассказывалось о наличии проблем. А дальше люди уже сами почему-то решали, что если проголосуют за кандидата, то он будет заниматься их проблемами. Незамысловатый, но действенный трюк.

Тем не менее, в интервью было отмечено, что все обещания находятся «в работе» и «на контроле». Но при этом было сказано, что эти фразы используются теми, кто пытается переложить ответственность с больной головы на здоровую. Прозвучало весьма неоднозначно.

Я внимательно следил за тем, какой конкретно вклад внесет г-н Сокол в бюджет Хакасии 2022 года. После громких заявлений о наличии связей, понимании работы на федеральном уровне и конкретно с бюджетом, что деньги нужно просто прийти и взять, ожидалась солидная прибавка в федеральных трансфертах. И принятие бюджета пришлось как раз на рассматриваемые первые 100 дней. Отличная возможность показать себя, въехать на белом коне в местную повестку.

Накануне принятия бюджета у себя в соцсетях Сокол даже заявил о бюджете Хакасии на 2022 год:

«В сравнении с текущим годом Доходы республиканской казны сократились на 10,5 млрд. рублей. Почти на 8 млрд. «упали» расходы».

Исходя их этих слов земля должна была гореть под ногами, работа идти круглосуточно.

Каково же было мое удивление, когда в разгар принятия федерального бюджета, работы над ним, Сергей Михайлович кочевал по местным СМИ и рассказывал нам, как он будет работать и что у нас не так. В результате на 2022 год в бюджете запланировано поступление 14.8 млрд руб из федерального бюджета. Это сопоставимо с суммой, полученной в 2021 году. Остается только констатировать, что никакого заметного увеличения федеральной поддержки мы не увидели.

В целом в сравнении с принятым год назад бюджетом на 2021 год общие доходы бюджета 2022 года выросли на 3.6 млрд руб, а расходы почти на 4 млрд руб. Ни о каком заявленном Соколе снижении на 8-10 млрд руб речи не идет. Так что мы теперь еще и задаемся вопросом – а понимает ли он вообще, как происходит бюджетный процесс, какие реально цифры? Что это были за заявления о падении доходов и расходов бюджета 2022 года? Это непонимание вопроса или банальное интриганство?

При этом г-н Сокол в интервью заявляет:

«Я считаю, что нужно заниматься делом».

Да, такие заявления обнадеживают. Но все же мы с нетерпением ждем, когда же сможем увидеть конкретные дела. Как известно – встречают по одежке (по разговорам), провожают по уму – по делам. В поисках этих дел можно даже натолкнуться на любопытный рейтинг – «Коэффициент полезности депутатов Госдумы», подготавливаемый проектом «Депутат.клуб».

Среди прочего, для расчета рейтинга используется такой параметр, как «Индекс активности депутата в Госдуме», свидетельствующий об исполнении своих прямых рабочих обязанностей. Так вот, если посмотреть на последний рейтинг (№ 14, декабрь 2021 г.), то по этому показателю Сергей Сокол имеет самое минимальное значение – 0.01! Да, именно одна сотая балла! Видимо, так оценивается нажатие кнопки «За» (64.7%) и «Против» (1.5%). По 33.8% из 1075 вопросов Сокол в текущем созыве просто не голосовал.

Тем не менее, за счет показателей медиаактивности и мнения неких экспертов (эксперты по Хакасии и их роль в рисовании рейтингов – отдельная красочная тема), общий балл позволил занять 232 место среди всех депутатов. Весьма посредственно. Если же взглянуть на рейтинг июля 2021 года, то там Сокол занимает вообще 407 место, с оценкой за активность (работу) в Госдуме 0.37 баллов!

Еще ранее, в марте 2021 года было 422 место (из 439!), с абсолютным нулем за работу в Госдуме. Декабрь 2020 года – 425 место (0.01 за работу в ГД), июль 2020 – 435 из 441 (7 место с конца!, 0 баллов за работу в ГД).

Как видим, довольно стабильно фиксируется околонулевая оценка за активность (работу). Для сравнения – максимальное значение около 20 баллов. У предыдущего депутата от Хакасии, Надежды Максимовой, оценка за работу в ГД доходила до 6.6 баллов – разница с Сергеем Соколом до 600 раз!

Если же воспользоваться поиском законопроектов на сайте Государственной Думы по фамилии инициировавшего их депутата, то в текущем созыве для Сергея Михайловича Сокола не выдается ни одного документа. Ни один важный для Хакасии вопрос не оформлен им в виде законопроекта! Хотя в предыдущем, 7 созыве Госдумы, все же нашелся единственный документ с участием Сокола (всего за документом значится 17 человек) – «О внесении изменения в статью 27 Земельного кодекса Российской Федерации (в части снятия ограничений в обороте земельных участков, находящихся на территории населенных пунктов, в границах Байкальской природной территории)».

Законопроект еще не принят. Смысловая часть законопроекта – 7 строк текста! Если поделить на всех авторов – по 4 слова на каждого, если считать весь текст (с технической частью) – по 13 слов! Такой вот результат депутата конкретно по направлению законотворческой деятельности почти за 2 года.

Но вернемся к интервью. Странно было слышать заявления, что исполнительная власть в Хакасии якобы что-то перекладывает на законодательную и даже представительную власть. Мало того, что Конституцией России у нас предусмотрены только законодательная, исполнительная и судебная власть, и речи отдельно про представительную власть не идет (она отождествляется с законодательной, это базовые понятия; не нужно путать с представительной деятельностью), но и каких-либо действий по перекладыванию на Сергея Михайловича обязательств исполнительной власти со стороны последней я не припомню.

Да, глава Хакасии Валентин Коновалов обсуждал с депутатом Сергеем Соколом ряд вопросов, важных для Хакасии и относящихся к работе законодательной власти – федеральное финансирование жилья сирот, законодательство обращения с ТКО, увеличение отчислений в бюджет региона с налога для угольной отрасли и повышение ставки по НДПИ, введение льготного тарифа на электро- и теплоснабжение, увеличение федерального финансирования на льготные лекарства и т.д. Но эти вопросы – предмет непосредственной работы депутата Государственной Думы.

Конституцией четко разграничены полномочия властей, поэтому попытки действующего депутата перейти на поле исполнительной власти не вполне понятны. Перед ним стоит масса вопросов, входящих в его непосредственные обязанности и важных для Хакасии. Но мы практически ничего не слышим о работе над ними. Да, изредка некоторые из вопросов упоминаются вскользь, но о глубокой проработке ничего не известно.

Привлекло внимание и такое заявление:

«Уровень развития экономики [Хакасии] значительно ниже, чем в Сибирском федеральном округе... Денег федеральных в Тыву приходит на 2 порядка больше, чем сюда [в Хакасию]».

Хотелось бы понять, как г-н Сокол сравнивает Хакасию с целым федеральным округом разом. Например, по сумме собственных доходов бюджета в расчете на одного жителя региона, в этом году Хакасия обгоняет 5 других регионов нашего округа – Тыву, Алтайский край, Республику Алтай, Томскую и Омскую области. Опережает нас 4 региона.

Да, с учетом федеральных средств мы на 7 месте. Но Тыва обгоняет нас по федеральным средствам примерно в 2 раза (41.5 против 19.2 млрд руб по итогам 2020 года). Тогда как «2 порядка» – это в 10 во второй степени, т.е. в 100 раз. Непонимание базовых понятий настораживает.

И речь в первую очередь не о финансировании нацпроектов, а о дотациях на выравнивание бюджетной обеспеченности – Тыва по этой статье получила в 2020 году 18.6 млрд руб (56 379 руб/чел), Республика Алтай – 9.3 млрд руб (42 429 руб.чел), а Хакасия – всего 3.4 млрд руб (6 512 руб/чел).

Устранение такого отставания по сумме федеральной поддержки в сравнении с соседними регионами – это важнейшее направление работы для депутата, представляющего регион. Вот где мы должны были видеть его работу – в отстаивании увеличения федеральной поддержки Хакасии. Все-таки он уже почти два года, как по статусу представляет интересы республики. И когда мы слышим сетования на этот счет из его же уст, то напрашивается очевидный вывод – он не понимает сути своей работы, не занимается ей. Добавлю лишь, что проблема достаточно давняя, еще времен Зимина, а решать ее нужно на федеральном уровне.

При этом г-н Сокол часто делает заявления, что правительство Хакасии якобы не привлекло в регион какие-то федеральные средства по нацпроектам. Но ничего конкретного мы не слышим. Хотелось бы наконец-то узнать, какие конкретно суммы и по каким направлениям не получила Хакасия. А также ответ на вопрос – что как он, как депутат от Хакасии сделал, чтобы эти средства в Хакасию все же пришли?

Во время интервью в студию поступило несколько звонков (обращений) от граждан. Практически ни на один из них мы не услышали полноценного ответа по существу. Поступил звонок по пенсионной реформе – с предложением обратить внимание на опыт Китая, когда пенсионные отчисления направляются на личный банковский счет человека (а не передаются в пенсионный фонд) с начислением процентов. Доступ к счету предоставляется только после выхода на пенсию. В случае смерти деньги передаются наследникам. Причем человек обращался к Соколу с этим вопросом уже во второй раз. На что Сергей Михайлович ответил:

«В Китае не получают пенсию. Там люди, которые отработали, находятся на попечении своих детей».

Да, раньше действительно пенсии в Китае получало очень мало людей, но в 2020 году их уже стало более половины (от граждан пенсионного возраста). Как видим, человек мало того что не погружен в волнующие наших граждан вопросы, но и не удосужился после первого обращения к нему по такому вопросу разобраться в нем.

В целом мы ни разу за весь эфир не услышали от действующего депутата предложения зрителям прийти в его приемную, не услышали ее адрес, часы работы, телефоны, имена помощников, хоть какого-то отчета о реальных результатах. Шаблонный ответ – пишите в соцсети.

А ведь по закону одной из форм деятельности депутата Госдумы является его работа с избирателями – он обязан поддерживать связь с избирателями, рассматривать обращения, вести прием граждан, информировать о своей деятельности через СМИ. Это его прямая обязанность, в том числе, за которую он в соответствии с законом получает зарплату. Для исполнения своих обязанностей депутат может иметь до семи помощников, на которых в сумме выделяется 387 тысяч рублей в месяц, плюс поправка на инфляцию и районный коэффициент. Таким образом, организация работы с обращениями граждан – лицо депутата, его способности выполнять свои обязанности. Это витрина его как управленца, как руководителя, как специалиста.

Был и звонок в студию о росте цен, что на фоне двух лет борьбы с коронавирусом реальные доходы людей сократились [могут купить меньше товаров и услуг]. В ответ мы услышали о том, что

«уровень развития экономики Хакасии низкий, нужно привлекать инвестиции. Если бы государство вкладывало в инфраструктуру, то бизнес бы тоже понял, что территорию не оставят без внимания, а вложенные деньги не пропадут. И это дает возможность привлечь еще деньги. Чем больше денег приводим, тем выше уровень экономики и выше уровень зарплаты».

Что в сухом остатке – люди на свою зарплату могут теперь купить меньше товаров и услуг из-за того, что государство не вкладывается в инфраструктуру, а бизнес не понял, что территорию не оставят без внимания и вложенные деньги не пропадут?

Далее Сергей Михайлович порассуждал, что если больше зарабатывать, то повышение цен будет не так чувствительно. В общем – не нравится рост цен, зарабатывайте больше. А как быть с накоплениями граждан, которые также обесцениваются? Зарплаты бюджетников, социальные пособия, материнский капитал, пенсии и т.д. весьма посредственно зависят от доходов бизнеса и тоже обесцениваются. И кто те люди, которые сидят и ждут роста цен, чтобы начать зарабатывать больше? Честно говоря, такой ход мыслей народного избранника несколько шокировал уровнем понимания работы экономики.

Резюме: пришлый человек, пытается казаться своим, слог хороший, текст гладкий, не тушуется, говорит уверенно и хочется ему верить, но смысловое наполнение вызывает вопросы – есть серьезные сомнения в понимании ряда базовых понятий, бюджетного и экономических процессов. Сложилось впечатление, что избегает приведения цифр, что может свидетельствовать о непонимании текущей ситуации, нежелании или неспособности погружаться в проблематику.

Презентацию в прямом эфире своей работы с обращениями граждан можно признать проваленной. Вместо этого говорилось в общих чертах о встречах, совещаниях, что вопросы «в работе» и «на контроле». Оценка за активность (работу) в Госдуме стабильно около нуля, до праймериз его в Хакасии не было видно. Результаты законотворческой деятельности также найти не удалось (за исключением единственного законопроекта в предыдущем созыве, в среднем вклад Сокола – 13 слов). В таком контексте звучащие от него заявления о каких-то недоработках различных участников экономических процессов в республике звучат странно и неуместно. Все это в комплексе позволяет сделать вывод о большей активности в интриганстве, чем о реальной работе на пользу региона.

Ну а самое главное - ни интервью, ни первые 100 дней работы, ни предыдущий срок в Госдуме не дали положительного ответа на вопрос - способен ли Сергей Михайлович Сокол в принципе сделать что-то полезное для Хакасии, компетентен ли он в вопросах региональной повестки? Без удовлетворительного ответа на подобный вопрос вряд ли стоит относиться к его заявлениям по региональной проблематике без изрядной доли скептицизма.

Напоследок процитирую слова интервьюируемого:

«Я очень хорошо отношусь к критике. Очень рад, когда меня критикуют».

Надеюсь, хоть сколько-то порадовал и сказанное пойдет на пользу".

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ