-1.68°, ясно, влажность 63%, давление 762 мм/р.с.

Политолог Илья Гращенков: Как "ЕдРо" получило большинство, чего ждать от новой Госдумы и что делать с чужаками-одномандатниками

07 октября 10:11

Итоги выборов в Госдуму телекомпании РТС прокомментировал политолог Илья Гращенков, генеральный директор Центра развития региональной политики.



Как электронное голосование поменяло расклад?

Политолог уверен, что ДЭГ (дистанционное электронное голосование) помогло партии власти набрать голоса в Москве. Отрицать это сложно, учитывая итоги «до» и «после»:

«Там ДЭГ, действительно, сыграл в пользу партии власти. По крайней мере, на большинстве УИКов побеждала оппозиция, прежде всего КПРФ. И, когда были обнародованы результаты ДЭК, они в корне изменили расклад. Победили все провластные кандидаты, даже самовыдвиженцы. Такие, как Вассерман, Певцов и так далее, что вызвало достаточно бурные дискусси: как наблюдать за ДЭК (нам не было предъявлено никакого механизма мониторинга), Как считать этот ДЭК вообще».

Какой результат был на самом деле?

Здесь Илья Гращенков советует обратиться к результатам социологии, которые однозначно говорят, – КПРФ и «Единая Россия» шли на равных, а в ряде случаев партия власти проигрывала коммунистам.

«Мы четко видели, что «Единая Россия» переживает кризис. Впервые «Единая Россия» имела рейтинг ниже 30%. В 2011 году был последний самый низкий результат, который, кстати, привёл к Болотной площади в Москве. Тогда рейтинг «Единой России» был 40%. Сейчас он 27-29. То есть, результат должен был быть сильно ниже. Где-то натянули разными технологиями, низкой явкой и прочим. Расклад кажется близким к первичной социологии».

Это подтверждает ситуация в Хакасии. По результатам экзитполов, побеждали КПРФ и кандидат от коммунистов.

За счет чего победила «Единая Россия»?

Немалая часть протестных ЕР голосов, по мнению политолога, осталась «на кухнях», люди просто не пошли на выборы. Но, по большей части, победа была обеспечена использованием админресурса, что подтвердила и сама партия власти.

«Понятно, что раз рейтинги партии власти упали, куда-то люди ушли. Вопрос, куда они ушли? Мониторя социологию, мы видели, что часть ушла в группу «Не приду на выборы». Примерно 10%. Вместе с порчей бюллетеней и прочее процентов 16 набиралось. Какая-то часть начала перетекать по оппозиционным партиям, выбирая наиболее адекватные.

Процентов 10, как в фильме «Гараж» рязановском, голосуют за большинство, за власть. К этим 10% прибавляется админресурс, – та часть людей, которым начальство или кто может сказать за кого голосовать.

Кстати, учитывая, что ДЭГ в Москве, где можно переголосовать, – официально представители партии власти говорили, видите, это возможность, если на вас давят и начальник стоит за спиной. С утра вы проголосовали, а к вечеру переголосовали. Что косвенно подтверждает, что даже люди во власти понимают этот механизм. Мобилизация – это не байки оппозиции».

Что будет дальше?

Тут всё просто. У «Единой России» парламентское большинство. Это значит, что любой закон можно принять без участия других партий.

«Основной законотворческий потенциал у нас сегодня проявляет Правительство, а не Дума. Но чтобы не 100% было у правительственной власти, часть законов вкидывают через каких-то близких к власти депутатов. Например, закон Клишаса, который касается выборов губернаторов, их полномочий. Страна движется к модели, когда федерализация считается атавизмом. Полнота власти регионов постепенно сужается. И денег в стране меньше, поэтому всё сводится к федерально-целевым программам. Больше контроля, больше вертикали и так далее».

Что делать с одномандатниками-чужаками?

А вот это самый интересный вопрос. Речь идёт об одномандатниках, которых пропихнула «Единая Россия» в регионах.

«Эти люди, которые должны поддерживать связь с территориями, зачастую многие из них просто не доезжают до своих регионов, или доезжают раз в год по обещанию. Происходят эти встречи, как правило, в крупных ДК с представителями общественности. Советский такой стиль. Собрать людей, выступить: планирует, поддерживает и так далее».

Очень напоминает поведение Сергея Сокола. Таких чужаков, победивших по сути за счёт того же самого админресурса. Илья Гращенков предлагает избирателям «взять их на контроль». Опять же знакомо, правда? Но не так, как Сергей Сокол делал это в ходе предвыборной кампании. А по-настоящему. Большинство «обращений депутату» идут в корзину. Некоторые выбираются для демонстрации деятельности. Недовольство, учитывая отстроенную в России вертикаль власти, в такой ситуации – единственный способ достучаться до депутата.

«Мы видим игру со статистикой. Например, люди написали, что дорога разрушена. Приехали, одну дырку залатали, отчитались, что вопрос решён. Всё это ушло наверх, всех премировали, за то, что из 3 тысяч обращений 2900 решены. Но каким образом решено? Приёмная – старый стиль холодного медиа: вы обращаетесь, вам ответили-не ответили. А есть активный. Сегодня телефон в руках каждого человека. Это оружие, которое может показать: вот вы отчитались, а вот как в реальности».

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ